Управление фото

Форма входа

Подписка на новости


Обратная связь

(c) ArtVolna. Использование материала без письменного согласия автора не допускается.

 

Галина Кочергина

 

Галина Ивановна Кочергина - практический психолог, системный семейный и индивидуальный консультант, коуч, преподаватель, тренер, действительный член Общероссийской Профессиональной Психотерапевтической Лиги.

 

A.V. Здравствуйте, Галина Ивановна! 

 

Я веду рубрику "Интервью с творческими людьми - мастерами своего дела". Сейчас выложены беседы с художниками, искусствоведом, скрипачкой. В разработке - еще три. Мне нужен для интервью психотерапевт, а лучше - два. Как Вы смотрите на то, чтобы стать участником этого проекта? ;)

 

Галина Кочергина. Смотрю с огромным интересом! Но я всё-таки больше консультант, не терапевт. Если Вас это устраивает - давайте попробуем, посмотрим, что из этого получится.

 

A.V. О! Кую железо, пока горячо! Начинаем прямо сейчас! Когда Вы поняли, что Вам нужна психотерапия, и что она лично для Вас означает?

 

Галина Кочергина.  :)). Моим отношениям с психологией предшествовал большой жизненный опыт. В нём были удачи и ошибки, радости и огорчения, а главное – после 15 лет брака назрел серьёзный собственный семейный кризис. Мне тогда было плохо. Так я поняла, что мне нужна помощь, но как эта помощь выглядит и как она называется – я понятия не имела. Знала, что можно получить консультацию у психолога, но я не верила, что мне поможет одна встреча. О сериях, а тем более о многолетней работе над собой я даже тогда и не думала.

 

A.V.  Каковы были Ваши первые шаги к новому опыту?

 

Галина Кочергина.  Мой жизненный девиз «Я – сама!» побуждал к тому, чтобы как-то самостоятельно узнать (например, где-то вычитать) чужой волшебный секрет, который позволит стать счастливой. Я занялась библиотерапией. На эти поиски и проживание событий жизни, больше похожих на мыльную оперу из серии «такого не бывает», чем на саму жизнь, ушло примерно 6 лет.

 

A.V. К чему Вас привёл этот поиск?

 

Галина Кочергина. Я чувствовала, что в своих поисках я уже где-то рядом, что я на верном пути (жизнь налаживалась), и я поступила «на бюджет» в Тверской Государственный Технический Университет получать теоретическое психологическое образование и диплом. Учиться было легко и приятно. Я с удовольствием читала то, что мне интересно и нравится и, в плюс к этому, на экзаменах сдавала то, что нужно. В университете пришло понимание, что «это то, да не всё». Параллельно с академическим образованием я стала осваивать практические навыки. Сначала, как обычно, сама. Даже решилась понемногу консультировать (2008 год), особенно удавалась мне на тот момент консультативная переписка: если чего-то не знаешь – можно подумать, почитать, подсмотреть, прежде чем писать свой ответ.

 

A.V.  Что было дальше?

 

Галина Кочергина. Заочно, по одной из книг по практической психологии «Созависимость глазами системного терапевта», я познакомилась с её автором – Манухиной Натальей Михайловной. К ней же пошла в свою первую практическую учебную программу «Краткосрочное психологическое консультирование». Потом с ней же были: «Коучинг в консультировании и в жизни», «Коучинг семей», мастерские, супервизии, «Системная семейная терапия»... С 2011 года я работаю в её Центре Открытия Новых Возможностей «Потенциал».

Окунувшись в профессиональное сообщество, я «вошла в терапию со служебного входа»© . Сейчас я всегда в терапии – в том виде и в тех количествах, которые нужны мне.

 

A.V.  Что это для Вас означает?

 

Галина Кочергина.  Помощь, опять же - в том виде и в том количестве, -  которые клиент готов взять сейчас. Я крайне редко заключаю долгосрочные контракты на терапию – и как клиент и как профессионал.

 

A.V.  Можете ли дать определение "личной психотерапии"?

 

Галина Кочергина. Личная психотерапия – это процесс, длиною в жизнь. И, по-моему, это процесс глубоко личный, а главное - индивидуальный. Для того чтобы его запустить и наладить, теперь я знаю точно – очень эффективна помощь профессионала. Но вот с какой скоростью в нём двигаться, когда сказать: «Пока (или дальше) – я сама (или сам)» – решать клиенту.

 

A.V.  Личная психотерапия – процесс, длиною в жизнь, но тем не менее Вы специализируетесь на краткосрочной психотерапии (если я всё верно поняла и ничего не перепутала).  В чём преимущества краткосрочной терапии перед долгосрочной? В каких случаях она эффективна, а в каких к ней не стоит прибегать?

 

Галина Кочергина. Во-первых, я предлагаю отличать консультирование от терапии. Я – психолог-консультант. Консультирование, в отличие от терапии, помогает клиенту искать опору в состоянии психического здоровья.

 

A.V.  Эти задачи не решает терапия?

 

Галина Кочергина. «Терапия» в переводе означает «лечение», «оздоровление». Лечение кого-либо предполагает, что этот кто-либо болен. И для того, чтобы решать какие-либо задачи, ему нужно обрести состояние психического здоровья, а только потом – уже на него опираться. Консультирование, особенно краткосрочное, базируется на том, что у каждого человека, пришедшего на консультацию, это здоровье УЖЕ есть. Пусть не во всём и не всегда – не столь важно. Важно, что человек справляется с задачами, которые перед ним ставит жизнь. У него есть сейчас актуальная проблема или сразу – задача. Можно помочь ему найти более эффективные и менее затратные способы ее решить. Потому терапия и получается длинною в жизнь, что обретать всё новые «кусочки» психического здоровья – дело занимательное и весьма полезное. Со временем для этого становится ненужной постоянная работа со специалистом. Бывает достаточно непродолжительных встреч. Процесс идёт как будто сам по себе.

 

A.V.  "Консультант" и "терапевт" - в чём разница?

 

Галина Кочергина. В России существует некоторая путаница с этими определениями. На Западе до недавнего времени существовали только психотерапевты, которые обязательно имели психиатрическую медицинскую подготовку + всевозможные специализации по направлениям деятельности. Теперь, насколько мне известно, психолог–не-врач может называться консультантом.

 

У нас дело обстоит совсем иначе. Психотерапевтами (в широком смысле этого слова) у нас называются тоже только врачи. Большинство из них, насколько известно мне, назначают своим пациентам медикаментозное лечение. В плюс к лекарствам со своими пациентами психотерапией занимаются, увы, не все.

 

Всевозможными ***терапевтами (гештальт, семейный, арт...) в психологическом сообществе принято называть психологов с клинической подготовкой (это клинические или медицинские психологи), но они не врачи и лекарств выписывать уже не имеют права. Они занимаются собственно психотерапией уже своих клиентов (не пациентов).

 

Ещё одна подготовка у психологов – социальная. Направления консультирования, как правило, все из терапии. Потому что все – Западно-иностранные. То же краткосрочное консультирование - родом из краткосрочной терапии. Например, один из главных принципов краткосрочного консультирования – актуальность.

 

Если клиент не может (даже с помощью специалиста) выделить актуальную для него тему – работать будет попросту «некуда». Если актуальная проблема ясна, то работа тандема консультант-клиент может получиться весьма эффективной. Пробовать, думаю, можно всем.

 

A.V.  Я приведу конкретный пример. У человека случилась беда. Поможет ли ему краткосрочная консультация? Что Вы порекомендуете такому клиенту?

 

Галина Кочергина. Если он не находится в тяжелой депрессии и я правильно поняла вопрос, думаю, может помочь. Работа с горем (утрата, расставание, потери...) – это краткосрочная работа.

 

A.V.  Вы что, серьёзно? Люди, порой, отходят ГОДАМИ!...

 

Галина Кочергина. Совершенно серьёзно. Работа горя идёт сама по себе (и 2, и 3, и даже больше лет), а работы психолога здесь обычно немного. Например, это может быть 3-5 встреч на протяжении года. Если клиент, горюя, сваливается в тяжёлую депрессию, то, разумеется, стоит перейти к терапевтической частоте встреч (1-2 в неделю) + направить его ко врачу, чтобы помогать сразу с 2-х фронтов. Ну, или врачу-психотерапевту, который занимается подобными состояниями сразу с 2-х сторон.

 

A.V.  Я проходила когда-то личную психотерапию в течении 3-х лет, после которой у меня сильно поменялось мировоззрение (из инфантила буквально превратилась во взрослого человека - по ощущениям). Настолько сильно изменились взгляды на жизнь, что уже не могу общаться с людьми, которые не работают над собой и отношениями. Мне крайне сложно находить единомышленников. Ладно, чего это я вам жалуюсь?... Перейду к конструктиву...

 

Галина Кочергина. ВАУ, 3 года работы - это много! Респект! Мало кто столько выдерживает! А в каком подходе работали?

 

A.V.  Спасибо. На самом деле, я находилась в этих отношениях только потому, что была безумно влюблена в психолога, ну и работа, конечно, мне нравилась сама по себе, правда, сильные эмоции и чувства очень мешали увидеть реальный расклад вещей. Кажется, это был подход психодрамы, но я точно не знаю. Есть намерение получить опыт работы в психотерапевтической группе. А что это за зверь такой - "коучинг"?

 

Галина Кочергина. Если Вы проходили терапию в течение 3-х лет, то могу предположить, что в любой терапевтической группе Вам может быть скучновато :) Она для тех, кто как раз "работает над собой и отношениям" и особенно - для тех, кто в самом начале этого пути. Называется она "Что зависит от меня". И еще, если Вы работаете с людьми, могу предложить Вам занятия в тренинге "Азбука консультирования". Он рассчитан не только на психологов, но на специалистов других помогающих профессий, тренеров, преподавателей. 

 

По поводу коучинга. Это интересный и полезный зверь :) Он для тех, у кого всё хорошо и хочется большего, и для тех, кто здоров, развит и хочет развиваться дальше. 

 

Если очень коротко, то это искусство достижения целей. Если длиннее, то по мнению Тимоти Голви, (это автор концепции внутренней игры, лежащей в основе коучинга) это искусство создания, с помощью беседы и поведения, среды, которая облегчает движение человека к желаемым целям, так, чтобы оно приносило удовлетворение.

 

Если ещё подробнее, то мне нравится определение, данное Джоном Уитмором: коучинг - это особая форма консультирования, которая является творческим партнерством. Это поддерживающее отношение к клиенту, ставящее основной акцент на то, чтобы клиент достигал своих целей, самостоятельно решая проблемы и добиваясь при этом наибольшей реализации своих способностей и возможностей.

 

A.V.  Получается, неудачникам, ленивцам и людям, пребывающим в длительной депрессии, коучинг не подходит?

 

Галина Кочергина. Неа :) Исключением могут быть некоторые виды ленивцев. :)

 

A.V.  Галина Ивановна, скажите, с каким клиентом Вы точно не будете работать?

 

Галина Кочергина. Вопрос... самый трудный. Ответ такой: Прежде всего, я работаю с людьми, помогая им решать их психологические проблемы. Проблемы у людей бывают разными. С большинством я сталкивалась и в жизни и на практике - "мои года - моё богатство" (c) :). Поэтому, диапазон моих клиентов довольно-таки велик.

Я не буду работать с человеком, которому срочно нужна помощь ДРУГОГО специалиста. Например, помощь юриста или врача. Это значит, что я не буду работать ВМЕСТО другого специалиста, и совсем не значит, что не возьмусь помогать клиенту ВМЕСТЕ с ним.

 

A.V.  Спасибо за ответ. Сталкивались ли Вы с влюблённостью клиента в Вас или наоборот - были ли Вы влюблены в своего клиента? Если да, как находили выход из ситуации?

 

Галина Кочергина. Так, чтобы явно - нет, не сталкивалась. Безусловно, одни люди бывают нам более симпатичны, другие - менее. Самая эффективная профилактика причинения лишней боли (клиенту ли, себе ли), решения собственных проблем за счет клиента (а с влюбленностью, как я знаю, так бывает) - супервизии и работа консультанта со своим личным терапевтом.

 

A.V.  Эффективен ли психолог, работающий без супервизора?

 

Галина Кочергина. Супервизия - важнейший элемент в работе психолога. Если он работает без супервизии, потому что она ему не нужна и он уже решил ВСЕ свои проблемы - это явный признак того, что перед вами непрофессионал.

 

A.V.  Бывает ли так, что клиент уходит с сессии недовольным, неудовлетворённым, словно он не получил то, что хотел? Каковы Ваши действия в данном случае?

 

Галина Кочергина. Редко, но бывает. Так бывает, когда идет работа в терапевтическом ключе. И не каждая сессия получается удобной или соответствующей ожиданиям клиента. Так бывает, когда клиент рассчитывает решить проблемы, создававшиеся годами, за одну консультацию.

И... так бывает, когда я чего-то не могу или не умею - просто потому, что я не госпожа Богиня. :)

 

Что делаю? Анализирую свою работу самостоятельно, беру супервизию - в общем, работаю над собой. Все-таки я стараюсь отпускать клиентов в ресурсном состоянии.

 

A.V.  Бывает ли так, что человек приходит с какой-то своей задачей, Вы помогаете ему с ней справиться, но из терапии он, подобно коту, устроившемуся на тёплой батарее, уходить не собирается? Каково будет Ваше решение? 

 

Галина Кочергина. По опыту знаю, что как только получен результат по заявленному запросу, с "котом" полезно расставаться :)). Остаюсь с ним в работе, если есть новый запрос - опять, до результата.

 

Могу быть с клиентом в терапии до состояния "дальше я сам(а)", в принципе, сколь угодно долго, но подход, в котором я работаю, делает свое дело и больше года, обычно, работа не длится.

 

A.V.  Вам везло с котами клиентами ;). Сейчас психологов, прошу прощения за острый язык, как собак нерезаных. Кому бы Вы ни в коем случае не рекомендовали работать психологом? Как Вам кажется, какой человек не сможет им быть?

 

Галина Кочергина. К счастью, это не так. :) Я говорю не о людях с дипломом психолога, а о тех, кто занимается психологией профессионально.

 

Решать, кому быть психологом, а кому - нет, не возьмусь. Как и в любой профессии, в практической психологии действует "естественный" отбор, особенно в части консультативной и терапевтической. Сами клиенты способны оценить, помогает им данный-конкретный специалист или нет.

 

Здесь есть еще один немаловажный аспект: сейчас под маской психологического консультирования может подаваться все, что угодно. И клиенту, выбирая специалиста, полезно знать хотя бы основные постулаты этического кодекса психолога.

 

Я знаю, что вот-вот будет принят закон о психологической помощи. Надеюсь, он поможет ограничить рамки того, что можно называть пси-помощью, а что - нет.

 

A.V. Существуют ли простые техники, которые позволят человеку внести изменения в жизнь без участия терапевта?

 

Галина Кочергина.  Да, существуют. Есть множество великолепных книг, прочитав и осмыслив которые, можно начать жить хотя бы немного иначе - тем самым медленно, но верно меняя собственную жизнь.

 

A.V.  Хотя бы одну книгу назовите, автора?

 

Галина Кочергина. Одну не могу :))) Вот некоторые книги, которые могут помочь человеку внести изменения в жизнь без участия терапевта:

Кови Стивен "Семь навыков преуспевающих людей"
Сатир Вирджиния "Как строить себя и свою семью"
Букай Хорхе "Любить с открытыми глазами"
Бьюдженталь Джеймс "Наука быть живым"
Франкл Виктор "Сказать жизни Да"

A.V. Еще один вопрос меня волнует. У вас есть два клиента, которые между собой в близких отношениях. Но узнаёте Вы об этом не сразу. Будете продолжать с ними работать?

 

Галина Кочергина. Ситуация, которая мне не встречалась. Ну, допустим. Если я работаю с этими клиентами в консультативном формате - продолжу совершенно спокойно, если это работа не про отношения. Про отношения предложу перейти в совместную работу. Если это терапия - все зависит от того, для чего клиенты скрывали свою связь. Велика вероятность опять же перехода в совместную работу. Если еще какой-то вариант - буду действовать по обстоятельствам, вплоть до помощи в обретении каждым своего личного специалиста.

 

A.V. Когда я ходила на психотерапию, многие организационные моменты меня не устраивали. Например, то, что я должна была предупреждать терапевта за сутки, если пропущу сессию. Если я предупредила за 12 часов, что не приду, то должна всё равно её оплатить. Это мне всегда мешало. Почему у психологов такие жёсткие условия?

 

Галина Кочергина. Такие жесткие условия не у всех.

Всё зависит от многого, например:

- подхода, в котором работает специалист,

- условий, в которых он работает,

- плотности расписания специалиста (планируя принять Вас, он отказал кому-то другому),

- работы с сопротивлением - место-время-оплата - одни и те же задают хороший "ритм" работе.

 

Главное, чтобы были договорённости и чтобы они соблюдались. Это основа терапии - умение держаться в рамках правил и отвечать за их несоблюдение - да, иногда рублём.

 

Я например, была очень удивлена, что некоторые специалисты созваниваются с клиентами, напоминая, что у них "завтра встреча". Мои клиенты сами заинтересованы в том, чтобы "завтра" прийти и прекрасно помнят об этом сами. Бывают, конечно, разные исключения, но редко.

 

A.V.  Замечательно, этот подход мне пригодится в жизни. Предупреждаю: сейчас задам сложный вопрос. Наша страна занимает первые строчки в мировом рейтинге по числу суицидов. Какие меры надо принимать в стране, чтобы сократить число самоубийств, как считаете?

 

Галина Кочергина. Действительно, сложный. И НЕ психологический, по большому счёту. Здесь нужна серьёзная работа, начинающаяся в семье, идущая через сады и школы с институтами, и т.д. и т.п... и делающаяся в социальных сетях - наверное, даже прежде всего.

 

Важно:

- снять "нимбы" с романтизаторов суицидов,

- придумывать новых героев для юного поколения,

- научить понимать себя,

- научить нести ответственность за то, что происходит в жизни.

Я назвала только сотую или тысячную часть того, что (по-моему) стоит делать на уровне государства.

 

В моём детстве и юности были ругаемые нынче (и мною тоже :) ) пионерия и комсомол - тем не менее, они были существенной опорой для роста. Ведь любые рамки и правила - это часто не только ограничения, это важная опора и защита, которая помогает тратить силы на рост вместо выживания.

На уровне же семьи - стоит любить и знать своих детей, дружить с ними, чтобы в любой сложный момент они ТОЧНО знали: родители помогут, с чем бы ты к ним ни пришла(ёл).

 

A.V. Этот вопрос не менее сложный: каков психологический портрет человека с суицидальными наклонностями? Можно ли распознать такого человека...?

 

Галина Кочергина. Я не специализируюсь на этой теме, прежде всего потому, что меня НЕ выбирают такие клиенты. Мои фантазии на тему портрета, думаю, неинтересны. Главное - у человека "сломан" естественный, природный механизм сохранения собственной жизни. Либо, человек, демонстрируя свои суицидальные наклонности, пытается что-то донести до своих близких, либо..., либо... Это огромная отдельная тема, лучше спрашивать по ней у того, кто ею занимается, ведь так?

 

A.V.  Безусловно. Как Вам кажется, принятая у нас трактовка психической нормы отличается от западноевропейской?

 

Галина Кочергина. Мне кажется, нет. Насколько известно мне, психическую норму доверено определять психиатрам. Для российской медицины существует общеизвестная трактовка ВОЗ:

1. У человека должно быть осознание и чувство непрерывности, постоянства и идентичности своего физического и психического «Я».

2. Чувство постоянства и идентичности переживаний в однотипных ситуациях.

3. Критичность к себе и своей собственной психической деятельности и к её результатам.

4. Соответствие психических реакций силе и частоте средовых воздействий социальным обстоятельствам и ситуациям.

5. Способность к самоуправлению в соответствии с социальными нормами, правилами и законами.

6. Способность планировать и реализовывать собственную жизнь.

7. Способность изменять способ поведения в зависимости от смены жизненных ситуаций и обстоятельств".

О спорах российских психиатров с ВОЗ мне неизвестно. :)

 

A.V. Оправданно ли утверждение, что современному человеку нужно иметь не только собственного юриста или стоматолога, но и собственного психолога?

 

Галина Кочергина. Я думаю, оправдано. Хороший специалист помогает сэкономить время и деньги при прохождении каких-либо жизненных трудностей. А так же порой - и даёт возможность избежать некоторых негативных последствий, при которых придётся обращаться всё к тем же юристам или даже врачам. Например, избежать скандала с мордобоем и, как следствие, выбитых зубов и уголовного дела. :)

 

Однако важно помнить, что психолог не заменяет других специалистов и НЕ РАБОТАЕТ ВМЕСТО них. Эффективной бывает работа ВМЕСТЕ. При всём при этом, я уважаю мнение тех людей, которые считают, что им психолог не нужен.

 

A.V.  Большинство людей боится идти к психотерапевту, как Вы думаете, почему?

 

Галина Кочергина. Боится. И я боялась в своё время. Это нормально, ведь есть чёткое понимание, что иду я говорить не о том или не так, о чём и как я могу поговорить с подружкой.:)

 

Понадобится бОльшая открытость - такую люди нечасто позволяют с самими собой, не то что с Другим. Страх проходит тогда, когда появляется кайф от результата, да и просто от умения увидеть то, что происходит со мной, со стороны, которое психолог во мне развивает и закрепляет.

 

A.V.  Если у Вас происходит жизненный казус, неудача, как Вы восстанавливаете саму себя?

 

Галина Кочергина.  Восстанавливаю или именно сама себя: любимые фильмы, прогулки, вкусная еда, общение с милыми мне людьми (коллегами в том числе). Всё то же, но с мужем + разговоры во время долгих дорог в путешествиях, которые мы очень любим. Или иду к своему терапевту.

 

A.V. Консультируете ли Вы клиентов в *раздолбанном* состоянии, позволяете ли Вы себе такое?

 

Галина Кочергина. Конечно, нет :). Это состояние - признак профнепригодности, на мой взгляд. Клиенту консультант служит точкой опоры, точкой равновесия. Какая уж тут "раздолбанность".

 

A.V.  Этот вопрос я задаю всем участникам интервью. Как Вы относитесь к интернету? Помогает ли он в плане самореализации или, наоборот, всё портит?

 

Галина Кочергина.  К интернету я отношусь с большим уважением и уже скоро 20 лет использую его возможности настолько, насколько этого хочется мне. Всё хорошо и полезно, когда знаешь меру.

 

A.V.  У вас в статусе написано: *Счастье - это Путь!* Но путь может быть очень трудным... Какое же это тогда счастье? :)

 

Галина Кочергина. Счастье - это способ жить. Есть высказывание: "Не существует пути к счастью: счастье - это и есть путь (с) Уэйн Дайер. Есть поговорка "Счастье - это не станция назначения, а способ путешествовать".
Настя, Вы сомневаетесь, что трудный путь может быть счастьем? :)

 

Да.


Галина Кочергина. На мой взгляд, счастливым может быть любой путь, если он мой.

 

A.V.  Какое это счастье на вкус, какого оно цвета? И можно ли ощутить его запах? :)

 

Оно для меня разное :)) Счастье быть собой может пахнуть клубникой и быть цвета первой листвы. Счастье любить может пахнуть одеколоном любимого и быть цвета его глаз. Счастье материнства может пахнуть младенцем и быть цвета его розовых гладких пяточек. Профессиональное счастье может пахнуть книгами и быть цвета стен в любимом кабинете. Для меня, пожалуй, общее в этом - ощущение свободы, полёта. Полёта даже тогда, когда на "борту" увесистый груз.

 

A.V.  Замечательный ответ! Но я хочу теперь к "счастью" подойти с другого конца. Почему большинство людей несчастны, как думаете?


Галина Кочергина. По-моему, быть счастливым или несчастным - это выбор, который делает для себя каждый. Конечно, невозможно здоровому человеку быть счастливым в каждую минуту жизни. Но выбирать, счастлив ли ты, по аналогии с наполовину полным или пустым стаканом - можно. То есть несчастные люди несчастны именно потому, что они выбирают быть таковыми.

 

Один из важных признаков психического здоровья - это умение быстро "уравновеситься", обрести баланс. Так вот, чем более натренировано мое умение находить баланс в разных ситуация, тем меньше энергии и времени я трачу на обретение своей устойчивости, а значит, - тем больше времени и сил у меня остается на то, чтобы делать выбор в пользу счастливости :) Вот такой у меня простенький алгоритм умения быть счастливой.

 

A.V.  Галина Ивановна, если бы у Вас была возможность провести вечер в уютной обстановке с какой-либо известной личностью, кто бы это был? Речь идет как о живых людях, так и о тех, кого уже с нами нет, поэтому можно не стеснять свою фантазию :)

 

Галина Кочергина. Долго думала... Пожалуй, с Фаиной Раневской. Я обожаю её с детства и в каждом разном своём возрасте - по-разному.

 

A.V.  Я как раз читаю сейчас книгу Глеба Скороходова *Разговоры с Раневской*. А еще я сегодня поспорила с коллегой - корректно ли человеку, которому, например, за 70, задавать вопрос: "Как по Вашему мнению, когда наступает старость?" Ведь вопрос не про возраст, на мой взгляд... Интересно Ваше мнение на этот счет :)

 

Галина Кочергина. Каждый из Ваших вопросов тянет на диссертацию! Как ответить на них? - Есть такая шутка: "Старость - это на 10 лет больше, чем мне сейчас". Для меня - на 20 ) - это если шутить. ) По-моему, Вы правы, Настя, вопрос не про возраст. А про состояние.

 

А если ответить на этот вопрос серьёзно, то я знаю молодых и даже маленьких старичков. Они выглядят для меня настолько же печально, как и старенькие дети. Адекватное принятие своего возраста - это один из основных параметров психического здоровья. Возраст зрелости (или взрослости) может быть очень долгим, если у человека есть он сам, любимое дело, любимые люди. Сама я планирую жить долго и бодро. ) И представляю себя лет в 85 классной, умной, весёлой, востребованной, самостоятельной, симпатичной, любящей и любимой старушенцией! :)))

 

A.V.  Галина Ивановна, на этой чудесной ноте я Вас отпускаю и благодарю за беседу! :) СПАСИБО! :)

 

Галина Кочергина. Настя, спасибо за интересные вопросы! Очень насыщенная у нас переписка получилась. Я бы выложила её в каком-нибудь виде к себе в блог.

 

A.V.  Хорошо, но я Вас, пожалуй, опережу ;P

 

(c) ArtVolna. Использование материала без письменного согласия автора не допускается.

 

Гостиная